• Ср. Фев 21st, 2024

Что такое мысль с точки зрения физики. Глава 14. Глиальные клетки мозга.

Автор:Юрий Синий

Ноя 9, 2023

Оглавление здесь

Изначально все “способности” мозга пытались объяснить исключительно работой нейронов. Все методики исследования мозга были приспособлены к изучению нейрона. И поэтому, когда полвека назад Р.Галамбос предположил, что это именно глиальные клетки, а не нейроны составляют основу сложнейших “способностей” мозга, и в частности памяти, его мысль показалась фантастической.

Из предыдущей главы может сложиться впечатление, что исключительно грануляры, или клетки-зерна ответственны за запоминание. Это не так. Из чего в основном состоит мозг? Если вы считаете, что из нейронов с их дендритами и аксонами – так нет. В мозге млекопитающих в количестве примерно в десять раз большем, чем самих нейронов представлены клетки глии (глиоциты, или глионы), занимающие бóльшую часть объема мозга.

 В 1846 г. немецкий  биолог Рудольф Вирхов впервые описал глиальные клетки мозга. Глия выполняет целый ряд функций.

Но, здесь мы остановимся на главной, с нашей точки зрения, ее функции – синтезу и поставке молекул РНК и белков «напряженно работающим» нейронам, и, главным образом, гранулярам, которые самостоятельно с этой работой не справятся. Эту функцию выполняют астроциты. Глия раньше и чувствительнее нейронов отвечает на поступление электрических и химических сигналов, и часть белков синтезируется в нейронах на глиальных РНК. Кроме того, в нашей схеме глиальные клетки обязаны нести еще одну функцию – активную утилизацию использованного медиатора.

В 80-е годы прошлого века доктор медицинских наук А.Б.Полетаев провел ряд интересных экспериментов, призванных определить механизмы организации памяти, и предложил свою интерпретацию результатам этих экспериментов.

Он впервые продемонстрировал животное, у которого была нарушена работа либо только нейронов, либо только глии. Приведем описание и результаты опытов А.Б.Полетаева, данное академиком АМН СССР К.В.Судаковым и к.м.н. А.Л.Рыловым.

В мозг крысам вводили полученные специальными приемами от кроликов антитела против белков крысиных нейронов или глии. Кроличьи антитела связывались с чужеродными для них белками крысиных нейронов или глии и прекращали их действие. А.Б.Полетаев ставил задачу определить вклад отдельно нейронов и отдельно глии в организацию памяти. В одной серии опытов крысам предлагалось запомнить проход по лабиринту к воде в качестве награды всего за пять попыток и за короткий, всего несколько минут, промежуток времени. Зверьки контрольной группы к пятому «забегу» почти все выбрали правильный путь. Значительно хуже обстояло дело у «глиальных» (с пораженными белками глиальных клеток) и «нейрональных» (с пораженными белками гранулярных клеток) животных.

То есть, работа и нейронов, и глии одинаково важна для кратковременной памяти. Более того, понятно, что в организации памяти, в данном случае кратковременной, играют роль не гипотетические изменения в межнейронных связях или реверберация по неким замкнутым контурам, но какие-то специфические белки.

В другой серии опытов «глиальных» и «нейрональных» крыс надежно обучали в лабиринте (то есть, поскольку обучение шло медленнее из-за повреждений механизма синтеза белка, затрачивалось большее количество времени для надежного обучения). Но проверяли их «умение» через сутки. Оказалось, что зверьки с поврежденными нейронами быстро вспоминали секреты лабиринта. Зато, животные, получавшие «глиальные» антитела, тут же заблудились, словно попали в лабиринт впервые.

Это значит, что глия ответственна за успех поведения, связанного с долговременной памятью.

В следующей серии опытов делается попытка выяснить, что же нарушается, закладка или хранение информации в «хранилищах памяти?» Для этого крыс сначала обучали в лабиринте и, лишь затем вводили антитела, чем и отличался этот опыт от предыдущих. А спустя сутки вновь устроили экзамен. Зверьки с поражением нейронов оказались в неуспевающих, а с поражением глии легко справились с заданием. А это значит, что хранение информации у крыс с нарушенной глией не пострадало.

То есть, хранение информации – прерогатива исключительно нейронов.  

И вот как интерпретирует результаты своих экспериментов А.Б.Полетаев. «Получив сообщение от соседей, нейрон обращается к глиоцитам, выделяя ионы и информационные молекулы пептидов и медиаторов. Обработка поступившей информации продолжается в глии. Здесь включатся в работу многие гены, и синтезированные ими белки и молекулы РНК передаются обратно в нейрон. Изменяя там химизм нервной клетки, согласно смыслу полученного сообщения, они закрепляют информацию в генетической памяти и заставляют нейрон учитывать ее при отправке новых сигналов. Так, элементарным актом обработки информации в мозге, да и всей его деятельности, видимо, является единый молекулярно-генетический процесс в нейроне и его глиальных спутниках».

Таким образом, и кратковременная, и долговременная память обеспечивается включением в работу глиальных клеток. На наш взгляд, предложенная в предыдущих главах схема организации памяти показывает и в чем состоит «изменение химизма нервной клетки, согласно смыслу полученного сообщения», и в чем состоит «закрепление информации в (эпи)генетической памяти».

Итак, классическая парадигма предполагает, что фиксация события в долговременной памяти осуществляется посредством возникновения стойких изменений в структуре синапсов в замкнутой цепочке нейронов. В этой схеме остается непонятным, какие конкретно изменения в структуре синапса должны произойти, чтобы при импульсном способе передачи возбуждения обеспечить акт сохранения какого-то параметра этого импульса при условии постоянной амплитуды. То есть, не понятно,  что же непосредственно обеспечивает механизм запоминания.

Далее полагают, что для воспроизведения события (извлечение его из памяти) происходит возбуждение одного из нейронов, входящих в «контур», которое заставляет нервные импульсы многократно протекать по этому контуру (реверберировать), обусловливая перевод события в кратковременную память, то есть, его извлечение из долговременной памяти и осознание. Другими словами, осознание события в классической версии происходит посредством возбуждения отдельных нейронов или групп нейронов.

В предлагаемой схеме все происходит с точностью до наоборот. Фиксация события (объекта) в памяти осуществляется путем изменения или приобретения собственной частоты импульсации специализированными «нейронами памяти» – гранулярами, которые начинают импульсировать на этих частотах спонтанно и постоянно. А проведение и завершение любого двигательного акта, как и феномена сознания (осознания) обусловлено процессами торможения в мозге.

В следующей главе мы начнем рассматривать вопрос: как информация, хранящаяся в памяти, взаимодействует с информацией поступающей от рецепторов. 

                                                 *  *  *

Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности.

                                                *  *  *

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики.

* * *

Информационная война и “Теория Сытина – Вайнера”.

Используемые термины: Брехня – ложь (укр.)

На наших телевизионных политических шоу, одно время, часто появлялись два забавных персонажа. Один – это некто Грэг Вайнер. На самом деле, это наш бывший Григорий Винников, кажется, журналистом в США подвизался.  Второй – это Сытин Александр Николаевич – руководит каким-то “Центром политических исследований”. Но, по большей части, тусуется на всевозможных телевизионных политических шоу.

Они оба разными словами говорят об одном и том же. Суть их сентенций в следующем: Не имеет никакого значения, к примеру, чем тряс на трибуне ООН Колин Пауэл. Не имеет значения, был ли обнаружен допинг в пробах наших атлетов.

Не имеет никакого значения, оказывали ли, на самом деле, влияние наши хакеры на американские выборы, или участвовали ли наши спецслужбы в отравлении Скрипалей или политического дегенерата Навального.

Более того, всем было очевидно, что никаких спор сибирской язвы в пробирке Колина Пауэла не было, а моча наших спортсменов чиста, как слеза младенца, как чисты и помыслы наших хакеров, и  в России сегодня, в отличии от той же Англии, нет специальных служб, которые специализируются на политических убийствах.

Главное, по мнению Сытина и Вайнера – это то, что американы могут заставить функционеров большинства международных организаций и правительственных чиновников ряда стран, сделать вид, что они верят откровенной брехне и сообразно этому действовать. Разница между Вайнером и Сытиным в этом вопросе состоит в том, что по Сытину американы могут позволять себе откровенно брехать, а по Вайнеру – они просто обязаны это делать, поскольку США самое мощное и самое демократическое государство и имеет право использовать любые средства. 

В этом, по мнению Вайнера и Сытина, и заключаются бóльшие возможности американов, проводить свою политику, которых у России нет. Более того, их у нас и быть не может, поскольку российский менталитет не позволяет нам опускаться в международных отношениях до подлости, мерзости, низости, гнусности (эпитеты, характеризующие  западных функционеров всех рангов и их СМИ, можно продолжать до бесконечности). Мы не можем отвечать шантажом на шантаж, подлостью на подлость и т.д. Здесь мы всегда будем слабее, если не сказать, что просто беззащитны.

«А что же вы хотите, – рассуждают Сытин и Вайнер, – это информационная война». Надо заметить, что в войне этой могут использоваться два вида оружия: один из них на 100% используют западники – это беспросветная и беспробудная брехня, что и вытекает из теории Сытина – Вайнера. Спросите у молодого американа, что он знает о второй мировой войне. Он вам ответит, что Америка воевала с Россией и Германией, и Америка победила. И первый космонавт был американец, и первая женщина в космосе – американка. А, атомные бомбардировки Японии осуществлял СССР. И бомбы с обедненным ураном сбрасывали на Югославию исключительно из гуманитарных соображений. И в Сирии победу над игил одержала исключительно Америка.  И так – во всем. Словом, чтобы из американа воспитать, нет-нет, не патриота, а просто лояльного члена популяции, ему от колыбели и до пенсии беспросветно брешут.

Забавные вещи происходят сейчас в американском медиапространстве. Их телеведущие и журналисты очень осторожно (кабы чего не вышло) начинают намекать, что пора бы, прекратить лить из всех СМИ всю ту брехню, которую они продуцировали на протяжении выборной компании. Отказаться от призывов к «спасению Америки и американцев» от трампистов и «защите общественной нравственности» от «внутренних врагов», которые «раскачивают ситуацию». Пора отказаться от «добровольной цензуры» и, в их терминологии, «вернуться к нормальности». То есть, прекратить продуцировать брехню. Как видим, искусство брехать американская журналистская шелуха оттачивает на своих соотечественниках.

А вот, что касается, так называемых, IT – гигантов, то их и после «безоговорочной победы» Байдена сомнения не гложут, и они продолжают, с подчеркнутым рвением, блокировать аккаунт и самого Трампа, и несколько сотен аккаунтов его сторонников. Трижды за пять месяцев владельцев всех соцсетей вызывали в Конгресс, где, видимо, отшлепали их по виртуальным задницам, и, чтобы не получить по реальным, они с готовностью включились в вой и визг байденлогов. А, украинские бандерлоги сходу скопировали американских.

Теперь, о другом виде оружия – его мы и используем – это говорить правду, что закономерно приводит нас к поражению, по версии Сытина – Вайнера.  И, все же, мы  убеждены, что сила – в правде. А, стало быть, брехня – это признак слабости. И, поскольку наглосаксы брешут всегда, во всем и по любому случаю, значит не так уж они сильны.

И все больше и больше народов понимают, что англосаксы их в любую минуту и предадут, и продадут, и кинут, и подставят, кого-то раньше, кого-то позже, но непременно. Достаточно вспомнить таких абсолютно проамерикански настроенных правителей, как Норьега, Хуссейн, Каддафи, Зеленский…, хотя, последний, кажется, еще живой – их судьба всем известна. 

В последнее время международные контакты России показывают постоянно растущее доверие к нам со стороны даже союзников англосаксов по НАТО в экономической, политической и даже военной сферах. 

Всю гнилую сущность американского истеблишмента во все времена показал  один из главных их идеологов, шизоидный параноик Бжезинский. В том, что они там, на самом верху, беспросветно брехали, Бжезинский открыто признавался. Говорил, что он присутствовал и наблюдал изнутри всю эту «кухню».

Вот тут он, на мой взгляд, очень даже замечательно сбрехал.

 «Ну,  – говорит, – подумаешь, Рейган обещал Горбачёву золотые горы. А тот и поверил. Как можно поверить в эту иллюзию? Мы, – говорит, –  им предложили зрелое стратегическое партнёрство. Но о каком зрелом партнерстве мы можем говорить? С кем, кроме Америки, мы будем делиться властью? Эти, – говорит, – руководители республик, когда разрушался Советский Союз, они были такие инфантильные, как они нам верили. Почему они должны нам верить? Разве мы с кем-то можем поделиться своей властью?»

То есть, сама вера в порядочность американских политиков – это, с точки зрения параноика Бжезинского, есть инфантилизм.

«Мы вас обманули (We deceived you)», – просто сказал Бжезинский на упрек российских дипломатов в нарушении обещания не расширять НАТО на Восток.

Но, не научил Бжезинский наше новое руководство. Наступили на те же грабли. Владимир Путин признался, что американы его примитивно обманули в 2014 году. То есть, как были правители англосаксов все последние века брехунами, так брехунами и остаются… на последующие века.

P.S.  Выступая на расширенном заседании коллегии министерства обороны 21 декабря 2021 года, Владимир Путин сказал: – “Нам нужны долгосрочные, юридически обязывающие гарантии”.

“Но мы с вами хорошо знаем: и этому-то нельзя верить — никаким юридическим гарантиям, потому что Соединенные Штаты легко выходят из всех международных договоров, которые им по той или иной причине становятся неинтересны. Легко! Объясняя чем-то или вообще ничем не объясняя, как это было с договором о противоракетной обороне”.

То есть, Путин не верит ни единому их слову, и американцы это знают, и мы знаем, что они это знают. И это, к сожалению, исходная позиция сторон на любых сегодняшних переговорах.

Автор: Юрий Синий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *