• Ср. Фев 21st, 2024

Elementor #99

Что такое мысль с точки зрения физики. Глава 2. Свобода воли, как величайшая иллюзия.

В Ветхом Завете сказано, что Бог создал человека по своему подобию, наделив его свободой воли. Доказательство отсутствия, на самом деле, свободы воли у человека, не разрушает ли некоторые теологические конструкции?

 “Человек в процессе познания природы способен понять и осознать даже то, что ему не под силу представить”.

Лев Ландау

Прежде всего, надо понимать, что разгадать принципы работы мозга – отнюдь не значит понять феномен сознания. Принципы работы мозга одинаковы как у низших животных, так и у человека. Но человек обладает сознанием (млекопитающие и птицы обладают элементами сознания), а низшие животные таким качеством не обладают. В чем же разница в механизмах его работы у тех и других существ?

Главная задача, а, в конечном счете, и цель исследований в нейробиологии – это соотнести некую совокупность биохимических (физических) процессов в мозге с актом сознания.  Большинство исследователей и биологов, и психологов, по сути, отождествляют понятие «сознание» с понятием «свобода воли». И, я хочу утвердить, казалось бы, парадоксальную мысль: человек, в полной мере обладая сознанием, не обладает свободой воли.

Это положение не все способны воспринять. Это оказывается не под силу и очень крупным ученым. Так, Э. Эвартс в статье «Механизмы мозга, управляющие движениями» пишет: – “Остается неясным, как, в результате пока не разгаданных процессов, абстрактная мысль переводится в конкретный двигательный акт”. Это – методологическая ошибка. На самом деле, не «абстрактная мысль переводится в конкретный двигательный акт», но конкретный двигательный акт переводится в абстрактную мысль, то есть, осознается.

 Флойд Блум с соавторами в книге «Мозг, разум и поведение» соглашаются, что большую часть наших действий мы производим без участия нашего сознания (что, впрочем, не оспаривается со времен Зигмунда Фрейда), но считают, что предварительно сознательно мы должны поставить цели и задачи. Та же ошибка, что и у Э.Эвартса. И задачи, и цели мы ставим так же без участия сознания, и затем это «решение» мозга осознаем.

 Уже после выхода книги Майкла Газзаниги «Кто – за главного? Что такое «свобода воли» с точки зрения нейробиологии», где он заявляет, что свобода воли – это величайшая иллюзия, Джон-Дилан Хайнс из «Института когнитивной психологии» им. Макса Планка в Лейпциге делает предположение, что вероятнее всего, производя какое-то действие, мы большую его часть совершаем бессознательно, но на последнем этапе подключается сознание. Та же ошибка. Осознание происходит лишь по окончании действия. А, большую часть своих действий, мы не осознаем вовсе.

Так что, если кто-то не может воспринять эту мысль – не отчаивайтесь. Это трудно даже выдающимся нейрофизиологам.

Я уже подчеркивал, что чрезвычайно важно давать строгие определения понятиям, иначе неизбежны ошибки в интерпретации. Вот несколько определений, которые дают понятию «свобода воли»:                                                                                            

           – это «свобода человека сделать выбор, который не предопределен предысторией» (словарь Мерриам – Уэбстер). По сути, это тавтология,  но, ключевой момент здесь «не предопределен предысторией».                                                                                

            – это «способность разумного существа выбрать направление действий среди возможных альтернатив» (стэндфордская философская энциклопедия). Но ведь, на это способен и компьютер.                                                                                              

            – это «возможность человека делать выбор вне зависимости от определенных обстоятельств» (википедия).

     Итак: – выбор не предопределен предысторией,                                           – выбор среди возможных альтернатив,                                               – выбор вне зависимости от обстоятельств.

     Надо сказать, трудно придумать определение несуществующему феномену. Все эти “определения” предполагают наличие прошлого опыта, а первое из них и последнее предполагают игнорирование этого опыта. 

    Забегая вперед, скажу, что принятие решений мозгом полностью зависит от «предшествующих событий»,  или «предопределено предысторией». Можно по-разному относиться к Л. Рону Хаббарду и его «Дианетике», но в этом вопросе я с ним соглашусь:  наш мозг –  в его терминах,  аналитический ум – никогда не ошибается, он в принципе не может ошибаться. На основе, той информации, которая в него заложена, а зачастую сама эта информация ложная, он принимает единственно возможное решение.

И, одна из главных задач, стоящих перед нейрофизиологами – ее мы и будем решать – как закладывается, извлекается, используется и хранится информация в мозге

Несколько десятилетий назад канадский нейрофизиолог и нейрохирург Бенджамин Либет и немецкий психолог Ганс Корнхюбер ставили эксперименты на добровольцах, исследуя их свободу воли. Например, испытуемому давалась инструкция шевелить пальцем в любое время по его усмотрению в десятиминутном интервале. За три четверти секунды до начала движения пальца исследователи получали на электроэнцефалограмме потенциал, который назвали «потенциал готовности».

 Это открытие вызвало большой переполох среди философов, интересующихся проблемой свободы воли. Выходит, что событие в мозге, которое зафиксировалось электроэнцефалограммой, происходило почти на секунду раньше, чем любая осознанная «воля» пошевелить пальцем, хотя у человека остается субъективное ощущение произвольного движения. Но, какое же это произвольное движение, если команда мозга поступила на секунду раньше?

 Журнал Spiegel пишет: «Подобное исследование, проведенное два десятка лет спустя группой ученых под руководством Джона-Дилана Хайнса,  показало, что задолго до того, как человек делает сознательный, по его мнению, выбор, возрастает активность участков мозга, связанных с тем или иным решением. Ученые даже могли предсказать, какое решение примет участник эксперимента, примерно за 7 секунд до того, как он это осознавалКак правило, мы считаем, что все наши решения приняты сознательно. Результаты эксперимента ставят это убеждение под сомнение, – говорит Хайнс. Но, вопреки логике, он далее добавляет, что исследование не дает ответа на вопрос, существует ли свобода воли. По Хайнсу, речь идет «о неосознанном планировании осознанного решения». Но, если это перевести на понятный язык, то и получим, что планируем мы непроизвольно, а затем это решение мозга осознаем.

Остается неизвестным, – пишет Spiegel, – может ли человек после этого планирования изменить принятое мозгом решение? Мы ответим на этот вопрос: разумеется, может. Достаточно лишь за мгновение до совершения заданного действия воткнуть испытуемому шило в известное место. (Понятно, что “шило” – это метафора). И мозг тут же изменит свое решение в ответ на предъявленное ему новое требование.  

 Другими словами, на предъявленное ему требование, ваш мозг находит адекватное решение (или правильнее – адекватную реакцию) без участия вашего “Я”, или вашей “Личности”, или вашей “Воли”. И лишь затем, в некоторых случаях, вы можете это его “решение” осознать. Под предъявляемым требованием мы понимаем всякое воздействие на любые рецепторные системы.

 Можно привести целый ряд примеров, когда человек совершает адекватные, разумные, с точки зрения окружающих, действия, и при этом находится «вне сознания». Интересен факт совершения человеком действий, внушенных ему в состоянии гипноза с отсрочкой до нескольких месяцев. Испытуемый совершал заданные ему действия, не осознавая причин по которым он их выполняет, то есть непроизвольно.

 Широко известен и феномен сомнамбулизма (лунатизма). Люди в этом состоянии совершают во сне, казалось бы, целенаправленные действия, однако, проснувшись, ничего не помнят. Без сомнения эти их действия совершаются непроизвольно. У сомнамбул даже при сумеречном сознании, так же как и у здоровых людей в состоянии естественного сна, возможно проявление творческих способностей. Некоторым лицам, к примеру, в состоянии лунатизма удавалось писать стихи. В состоянии же ясного сознания подобная деятельность им была явно не под силу.

 Известны состояния, когда человек спал, не прерывая деятельности, которую он начал при бодрствовании. Известны случаи, когда люди засыпали на ходу, и продолжали свой путь. В литературе описано, что одна пожилая женщина могла вязать и при этом спать и даже видеть сны. Один канатный мастер в состоянии сна продолжал вить веревки (примеры из книги Владимира Коновалова “Психика человека”). В качестве еще одного примера приведем состояние так называемого “быстрого”, или “парадоксального” сна. Это те периоды сна, когда человек видит сновидения. Ведь совершенно очевидно, что, производя какие-то действия в своем собственном сновидении, он делает это непроизвольно.

 А ведь известен целый ряд случаев, когда во сне делались открытия. Наиболее известные из них – это открытие Фридрихом Кекуле циклических углеводородов, а Д.И..Менделеевым – периодической системы химических элементов. Естественно,  Кекуле приснилась не сама структурная формула бензола. Вот как говорит об этом сам Кекуле (пример из книги Анатолия Сухотина “Парадоксы науки”): – “Мой умственный взгляд мог теперь различать длинные ряды, извивающиеся подобно змеям. Но смотрите! Одна из змей схватила свой хвост и в таком виде, как бы дразня, завертелась перед моими глазами… Словно вспышка молнии разбудила меня… Я провел остаток ночи, разрабатывая следствия и гипотезы”. Это и подтверждает положение, согласно которому мысль приходит в голову не в словесной и не в символьной, но в какой-то образной форме.

Итальянский композитор Джузеппе Тартини во время сна услышал “Сонату дьявола”. Писателю Роберту Луису Стивенсону в полудреме маленькие человечки нашептали “Странную историю Джекила и мистера Хайда”. У А.С.Грибоедова во сне родился план “Горя от ума”. Рафаэлю явился образ “Сикстинской мадонны”. А.С.Пушкин некоторые стихотворения так же сложил во сне.

 Полу Маккартни его знаменитый хит “Yesterday” тоже приснился. Знаменитый российский пианист Денис Мацуев считает, что сон – это один из вариантов разучивания новой музыки. 

Про это говорил еще пианист Генрих Нейгауз. Если глубоко погружаешься в  новую музыку, она начинает тебе сниться, трудные места ты “проходишь” во сне, и, когда утром подходишь к инструменту, они у тебя лучше получаются.

Немецкий ученый начала ХIХ века К.Бурдах, прославившийся работами в области изучения эволюции мозга и нервной системы, пишет о себе, что нередко во сне ему приходили в голову научные идеи. “Они представлялись мне столь важными, – замечает он, – что я пробуждался”. 

Как рассказывают, близко знавшие И.П.Павлова, он часто думал над захватившими его проблемами и во сне. Австрийскому фармакологу Отто Лёви, впоследствии нобелевскому лауреату, приснилась схема опыта, доказавшего идею химической передачи нервного импульса.

Дейл Карнеги, предлагает не думать о проблемах, которые ожидаются в будущем заранее, и  “жить в герметичном отсеке сегодняшнего дня”, а в нужный момент оптимальное решение само придет вам в голову.

 О том же говорит профессор Анатолий Сухотин в книге “Парадоксы науки”: “Когда проблема не решается в лоб, полезно отправить ее в подсознание. Получив задание, мысль будет продолжать работу, притом независимо от того, думаете вы над этой проблемой непосредственно или нет. Идет бессознательная, неосознаваемая умственная деятельность. В процессе творчества часто бывает так, что занявшись изучением предмета, исследователь переключает внимание на другой, а возвратившись к первому, обнаруживает неожиданное продвижение в его понимании, хотя ум был поглощен другими заботами”.

 А вот как сказал о своем озарении, о том, как после многолетних неудач его вдруг осенило доказательство теоремы целых чисел, знаменитый математик Карл Гаусс: “Решение промелькнуло в моем мозгу как внезапная вспышка молнии. Я не могу сказать, что явилось связующей нитью, соединившей мои прошлые знания с мыслью, которая натолкнула меня на верное решение”. 

Более того, формулируя пришедшую в голову мысль в словах, вы и это делаете непроизвольно, поскольку из сотен тысяч известных вам слов и выражений из памяти “всплывают” нужные сами собой. 

 С этой же точки зрения, интуицию можно определить, как неосознаваемый нами процесс решения мозгом какой-то задачи и “выдача” готового результата “нагора”.

 “Я не могу рассказать, – замечает Д.Пойа, – истинную историю того, как происходит открытие, потому что этого никто не знает”. Но ученый не знает не только этого. Сделав открытие, он часто бессилен его доказать.  Карл Гаусс заметил однажды, что уже давно имеет результат, но ему неизвестно, каким путем он сможет до него дойти. Вообще, как говорят математики, надо угадать теорему прежде, чем ее доказывать. А.Эйнштейн, например, рассказывая о найденных им методах вычисления орбиты Меркурия, вспоминал, что он был совершенно убежден в очевидности результата еще до вычисления.

 По свидетельству многих поэтов и музыкантов те произведения, которые они сочиняют “снисходят на них откуда-то сверху”, и они сами не могут понять, как это у них получается. Так, в одном из своих писем Вольфганг Амадей Моцарт прямо признался, что в те моменты, когда на него “снисходило вдохновение”, ему не было необходимости сочинять музыку – надо было просто записывать готовые произведения. “Как и откуда они приходят? Я не знаю, и никак не причастен к этому… Композиция приходит ко мне не последовательно, не по частям, разработанным в деталях, какими они станут позднее, но во всей своей полноте, сразу”.

 

 

То же самое, хотя и другими словами, говорил о своем творчестве наш великий современник композитор Альфред Шнитке.

Мария Сергеевна Петровых  говорила:  “Я не пишу стихи, я их записываю”.    “Я не рисую, я просто обвожу то, что вижу на бумаге”, – говорила Надя Рушева, замечательный художник, ушедшая от нас в юном возрасте. 

Великий серб Николо Тесла уверял, что все сделанные им открытия принадлежат не ему. Что он просто входит в некое Вселенское информационное пространство и там черпает свои идеи.

Майкл Газзанига и  Нобелевский лауреат Роджер Сперри долгое время работали с пациентами с расщепленным мозгом. По медицинским показаниям, у больных перерезают мозолистое тело – это огромное количество волокон, которые соединяют два полушария мозга. Операция снимает  эпилептические припадки. После такой операции, одна из пациенток жаловалась, что иногда, когда она хочет позвонить подруге, одна рука поднимает трубку, а другая, помимо ее воли, прижимает руку с трубкой к аппарату. Мужчина рассказывает, что пытается одной рукой обнять жену, тогда как другая рука ее отталкивает.

Разработанная этими учеными тонкая методика, позволяет задавать вопросы каждому из полушарий по отдельности. Так, одно из полушарий пациента заявляло, что он атеист, а другое, что он глубоко верующий человек. То есть, в каждом полушарии у нас «живут» отдельные «личности», которые мы не контролируем, и лишь способны осознать действия этих «личностей».

 Наконец, если со времен Фрейда мы уже признаем, что большую часть наших действий мы совершаем непроизвольно, то почему не признать, что так же непроизвольно мы совершаем все, без исключения, действия, с последующим осознанием небольшой части из них?

 С материалистической точки зрения, неприятие идеи вторичности сознания (осознания) по отношению к действию может сделать задачу понимания этого феномена принципиально неразрешимой.

 Итак, свобода воли – это иллюзия. Все наши действия, и интеллектуальные, и моторные, мы совершаем непроизвольно, то есть, не подключая сознания, и лишь затем очень малую часть этих своих действий мы осознаем.

 Осознание является как бы дополнительным (лишним) шагом при обработке, поступающей в мозг информации. Поэтому осознаваемые действия мы совершаем медленнее, неувереннее и с худшими результатами, чем неосознаваемые. Это может видеть каждый на своем опыте. Вот, поисками этого “лишнего шага”, мы в дальнейшем и займемся. 

                                           *  *  *                                             

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики.

 В следующей статье мы начнем говорить о феномене, которому уделяют незаслуженно мало внимания. Это – импринтинг. Представление об импринтинге поможет понять механизм организации памяти и эволюции ее до феномена «сознание».

                                               *  *  *

 

Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *