Что такое мысль с точки зрения физики: Память и сознание

Обновлено:

                                  Глава 6

  •  Даём определения понятию "память" и понятию "сознание". 
  •  Предлагаем урок по "анатомии банковской системы". (Тем, кто не интересуется политикой или разделяет либеральные идеи, лучше не читать).       

В деле определений в науках царит некоторым образом хаос. Разные авторы понимают под определением часто очень разные вещи. Некоторые из ученых мужей полагают, что они дали определение, а на самом деле предложили лишь тавтологию.

А.П.Егидес, Е.М.Егидес

В силу ряда причин, нейробиологи в своих описаниях работы нервной системы используют терминологию, понятийный аппарат, а порой и определения, придуманные психологами. А, у тех там, порой, полная неразбериха. Так, они «изобрели», например, множество "видов" памяти: конкретную и абстрактную, кратковременную и долговременную, непосредственную, эмоциональную, моторную, оперативную, процедурную, образную, условно-рефлекторную, лабильную,  декларативную, автобиографическую, а ещё, словесно-логическую, или семантическую, сенсорную, психонервную, и, наверное, для каждой из них найдут свое определение. Ясно, что каждое из этих понятий отражает одну какую-то сторону этого феномена.

Но, надо понимать, что и все эти «виды» памяти, и те, которые еще изобретут психологи,  имеют единый биохимический и нейрофизиологический механизм.  И, если  классическая парадигма предполагает разный нейрофизиологический механизм, например, у кратковременной и долговременной памяти, то я хочу показать, что это не так. И кратковременная, и долговременная память имеют одну природу, и разделение их условно.

Более того, в мозге может храниться информация, которая не воспроизводится ни при каких условиях, но используется при принятии им решений. Если испытуемый в состоянии гипноза выучит стихотворение, то по выходе из транса, он не помнит ни самого стихотворения, ни того, что он его учил. Но, после сеанса такого гипноза, заучивание этого стихотворения в обычном состоянии требует гораздо меньшего количества повторений.

Давайте дадим определение понятию «память». Конвенционального (от слова "конвенция"), то есть общепризнанного определения не существует. А вот, стихийных определений - великое множество. Самое простое  предлагает профессор Константин Анохин (это внук выдающегося нашего нейрофизиолога Петра Кузьмича Анохина): Память – это сохранение знаний. Вот, так просто.

Однако, мы принципиально не можем знать всего того, что хранится у нас в памяти. Больше того, мы до конца жизни не вспомним подавляющее большинство событий и имеющейся там информации. То есть, само хранение информации – это не главная характеристика памяти.

Кроме того, если вы увидели свою подружку или просто услышали ее голос, или даже почувствовали аромат ее духов, то  сразу ее узнаёте. Но, это будет не память (воспоминание), а узнавание.

А вот, если молодой человек сидит на лекции и представляет вчерашнее свидание со своей возлюбленной, во всех подробностях, а ее здесь нет, она в соседней аудитории, и думает о том же, и мечтает о продолжении, то именно это мы будем называть памятью.

То есть, под памятью будем понимать способность мозга воспроизводить, в той или иной форме, объект или событие (или процесс, если молодой человек остался на ночь) в их отсутствие.  

А поскольку, воспроизвести объект можно лишь при условии предварительной его фиксации и сохранении, то эти свойства мозга предполагаются a priori (изначально). 

Покажите котенку кусочек мяса и бросьте его в недоступное для животного место. Котенок будет искать мясо в течение 1 – 2 секунд, а потом станет вопрошающе глядеть на вас. Спросите у 7 – 8 месячного малыша, где его любимая игрушка. Ребенок будет искать свою игрушку поворотом глаз, головы и всего тела, и производить эти движения приблизительно 10 секунд. То есть, котенок две секунды, а малыш 10 секунд, могут воспроизводить объект в своем воображении, в отсутствие самого этого объекта.

Ну, а молодой человек сохранять образ своей возлюбленной, в той или иной  форме (или позе), может, по-видимому, бесконечно долго. А такой особенностью, как автобиографическая память, обладают, по-видимому, в разной степени, только высшие приматы.

Итак, эволюция памяти в филогенезе (историческом развитии вида) обеспечивала все большую длительность «воспроизведения» объекта в его отсутствие, что, в конечном счете, привело к качественному переходу – возможности оперировать во времени этими   отсутствующими объектами, то есть, абстрактными образами. А оперирование абстрактными образами во времени – это воспроизведение некоего события в отсутствие самого этого события. 

А "сознание" – это и есть способность мозга оперировать во времени абстрактными, или обобщенными образами. То есть, сознание – это побочный продукт эволюции памяти. Или дополнительный (лишний) шаг в обработке, поступающей в мозг, информации.

Поэтому, все осознаваемые действия протекают медленнее, неувереннее и с худшими результатами, чем неосознаваемые, и заметить это может каждый на собственном опыте. И, поисками этого «лишнего шага» мы займемся в дальнейшем. (Мы уже говорили об этом во второй главе, когда разделяли понятия "сознание" и "свобода воли").

Таким образом, памятью, в нашей интерпретации, обладают только млекопитающие и птицы, то есть существа, обладающие сознанием или его элементами. 

Итак, для того, чтобы что-то изучать, надо этому «чему-то» дать строгое определение. Некорректное определение может привести к ошибкам в интерпретации. Если вы эзотерик, и считаете, что мысли к вам приходят из Космоса, а мозг – это всего лишь приемник, то изучайте Космос и устройство приемников.

Если вы теолог и считаете, что если пришла умная мысль, то это Господь надоумил, тогда мозг можно вообще не изучать. Множество философов, нейробиологов и психологов считают, что на сегодняшний день невозможно дать строгого определения понятию «сознание», читай – понятию «мысль». Однако, тонны бумаги извели, пытаясь описать этот феномен.

Мы же будем пользоваться данным здесь определением. То есть, считаем, что "сознание", или "мысль", или "разум" – это итог процесса эволюции памяти и, следовательно, имеет один с нею нейрофизиологический механизм.  В то время, как "узнавание" имеет иную природу.                                   

Рассмотрим одну серьезную ошибку в интерпретации при некорректном определении понятия «память». В классической монографии академика Ивана Соломоновича Бериташвили «Память позвоночных животных …» описан эксперимент по изучению, в его терминологии, «долгосрочной образной памяти».

Собаку заводили в длинный коридор с несколькими дверями. Подводили к одной из дверей, заводили в незнакомую ей комнату с двумя ширмами и за одной из ширм давали ей съесть часть приготовленной пищи. Это называется изучением памяти на комплексное восприятие пищи.

Затем собаке удаляли фронтальную кору. После заживления раны, ее заводили в тот же коридор, и собака шла к нужной двери, заходила в комнату и шла к нужной ширме. И.С.Бериташвили делает вывод, что «удаление фронтальной коры не влияет на долгосрочную образную память». То, что Бериташвили называет «долгосрочной образной памятью», на самом деле, есть «узнавание» окружающей обстановки, которое возможно в отсутствие фронтальной коры.

Показателен эксперимент, который описывают академик АМН К.В.Судаков и к.м.н. А.Л.Рылов.

«…собаки и обезьяны после удаления фронтальной коры не могут найти приманки, если экспериментатор на глазах у животного спрятал ее под одной из чашек, ненадолго закрыл их ширмой, а потом предоставил четвероногому испытуемому возможность отыскать ее». То есть, в нашей интерпретации, эти животные утратили присущие им элементы сознания. И далее: «Люди же с разрушенной фронтальной корой безвозвратно теряют будущее. … Они затрудняются оценить результаты своей социальной деятельности».             

 Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности.

Уважаемые читатели , друзья, немного терпения, и мы перейдем к описанию механизмов организации памяти. Но, впредь, как я и обещал, будем переворачивать с головы на ноги, всякого рода, высказывания, измышления, интерпретации политиков, политологов, журналистов и прочей говорящей братии (Ученым можешь ты не быть, но гражданином быть обязан). Тем из вас, уважаемые читатели, кто не интересуется политикой или разделяет либералистические идеи, концовку этой и каждой следующей статьи по теории мозга лучше не читать.

Урок по "анатомии банковской системы"

                 Итак: маленький урок по анатомии. Какой-то, по-видимому, не совсем адекватный банкир, наверное, из чувства собственной значимости, сравнил банковскую систему с кровеносной системой экономики. Ну, банкиры в анатомии мало что смыслят, и я хочу предложить более точную метафору. Современная банковская система – это скорее желудочно-кишечный тракт экономики, который, как известно, на 90% состоит из своеобразной субстанции. Если продолжить аналогию, то топ - менеджеры этой структуры – это те разнообразные существа, которые прекрасно освоились и снуют в той субстанции. Ну, о них говорить пока не будем, иначе придется вторгаться уже в область зоологии, в раздел «гельминты».                                                            

Напомню, не смыслящим в анатомии банкирам,  что задача кровеносной системы, в числе прочего,  снабжение организма необходимыми веществами, для поддержания его в нормальном состоянии и обеспечение его – организма – развитие. Тогда как, наша банковская система, наоборот, высасывает все соки из экономики, и экономику эту уже шатает из стороны в сторону от бессилия.

Потребляя качественный продукт и выдавая ту самую свою субстанцию в виде изымаемого ссудного процента, менеджеры этого кишечного тракта  ставят своей задачей, куда-нибудь «запульнуть» эти деньги, только бы не на поддержание организма экономики.

Банковская система могла бы быть и кровеносной системой экономики, но при условии отсутствия ссудного процента. То, что банковская система прекрасно работает и без ссудного процента, в условиях государственных банков, для наших банкиров – это то же, что «темная материя» или «темная энергия», то есть, далеко за пределами их мыслительных способностей.

В свое время, они прослушали краткие «булгактерские» курсы в йелях или гарвардах (и теперь управляют нашими банками), а там таким очевидным и простым вещам не учат. Там их обучают, преимущественно, шнобелевские лауреаты, или шнобели, как их Михаил Хазин называет. Их там столько, что можно штабелями укладывать. Для них и придумали в 1969 году эту премию имени Нобеля, дабы авторитетом, якобы нобелевских лауреатов, оправдать тот бордель, который с их помощью устроили в финансовой системе планеты.

Шнобелевские премии вручают, как известно, за самые бестолковые открытия. Вот и шнобели М.Хазина своими «открытиями» загнали мировую экономику в глубокую задницу, выхода из которой не видно. Для банкиров поясню, что задница – это та анатомическая структура, которой и заканчивается кишечный тракт сегодняшней экономики, построенной нашими  либерастами.

А, самое смешное, что топ менеджеры  этого кишечного тракта (см. соответствующий раздел зоологии), типа Грефа, пытаются управлять и другими органами – образованием, например. То есть, у нас сегодня всякий «булгактер» может управлять системой образования. Забавно, что наш всероссийский правдоруб Владимир Соловьев признается в своей бесконечной любви к Герману Грефу, за его, как он уверяет, профессионализм.

И это, несмотря на весь тот банковский бордель, который они с Набиуллихой устроили в России. Ведь, по утверждению академика Сергея Глазьева, эти «булгактеры», кроме изъятия денег из экономики, в астрономических масштабах, осуществляют и финансовое рейдерство, то есть, искусственно банкротят успешно работающие предприятия. Таких случаев, по утверждению Глазьева, многие сотни.

При этом, как и в 90-е при чубайсовско – госдеповской приватизации, собственность, как и планировали в госдепе, попадает в руки бездарей,  тупиц и негодяев, которые, как тогда, так и сейчас, в силу скудоумия, не в состоянии ею управлять, но умеют только разворовывать. И, сегодня Грефа, как и тогда Чубайса с его гвоздями в крышку гроба коммунизма, используют, скорее всего, втемную. Ну, не семи пядей во лбу мужики.

Достаточно послушать ту белиберду, которую публично несет Греф. И это было бы грустно, если бы не было так смешно. Недавно выдал страшную тайну нашей, так называемой, элиты 90-х. - Приезжала, - говорит, - наша элита на Запад и от обилия колбасы чуть в обморок не падала. Вот такая, оказывается, у нас элитка была, во главе с такими грефами, чуть что – в обморок. А вот, еще один перл «булгактера» Грефа: - Не понимаю, - говорит, - отчего это советскую систему образования считают лучшей в мире, если все остальное у нас было плохо?

Я по-другому поставлю вопрос и сам же на него отвечу. Отчего это, при самой лучшей системе образования, наша элита оказалась такой тупой,  жадной и бездарной, что за несколько лет полностью развалила одну из крупнейших экономик планеты? Ответ прост. Когда к власти приходят воры, мздоимцы, бездари, а порой просто бандиты, бессильна даже лучшая система образования.

Словом, пока наша банковская система из кишечного тракта не превратится в кровеносную систему, ждать чего-то от нашей экономики не приходится. А, для начала, как минимум, надо сильнодействующими средствами изгнать гельминты из организма.  

Ну вот, как мог, провел краткий урок анатомии для банкиров, но, думаю, он может быть полезен и нормальным людям.

Перед тем, как приступить к описанию, собственно, механизмов работы мозга, в последующих главах, я хочу показать, что принцип работы мозга - прост. А, сам механизм его работы имеет вероятностную природу. Все сегодняшние теории, описывающие механизмы мозга, предполагают динамический принцип его работы, тогда как, в рамках предлагаемой схемы, описание его работы в терминах динамической системы, невозможно принципиально.

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики. 

Те же, кто пожелает высказаться по второй части этой главы, в выражениях могут не стесняться.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение