Что такое мысль с точки зрения физики: Современные представления о механизмах памяти и эксперименты профессора Дэвида Гланзмана

                                   Глава 12.

  • Механизмы памяти и эксперименты профессора Гланзмана.
  • "Теория Сытина - Вайнера" и информационная война. (Тем, кто разделяет либеральные идеи, это лучше не читать).

“Если разум и опыт в чем-нибудь совпадают, для меня  не  играет  роли  то,  что  это  противоречит мнению большинства”.   

Галилео Галилей.

В предыдущей публикации было подчеркнуто, что большинство исследователей считают, будто долговременная память реализуется посредством изменения структуры синапсов и, соответственно, изменения их проводимости. Возникает ряд вопросов. Какой параметр «электрического тока» меняется при импульсном способе передачи возбуждения? Или, какой параметр импульса может меняться при некоем изменении структуры синапса? Наконец, непонятно, какие изменения в межнейронных контактах должны происходить, чтобы имела место фиксация события в долговременной памяти. Профессор МГУ Вячеслав Дубынин полагает, что может изменяться (увеличиваться) количество рецепторов, воспринимающих медиатор. Но, при этом, не поясняет, на какой параметр передачи импульса это изменение повлияет.

 Имеют место и абсурдные рассуждения, которые сводятся к следующему: если импульсы следуют по аксону слишком часто, то это приводит к постоянному выделению медиатора в синаптическую щель. А это, якобы, облегчает прохождение сигнала через синапс. И, если подобное “облегчение” происходит в замкнутом ансамбле нейронов, может возникнуть, так называемая, реверберация (длительная циркуляция) нервных импульсов по замкнутому контуру, что, с точки зрения этих исследователей, может являться материальным следом события в кратковременной памяти.

С физической точки зрения, при импульсном способе передачи сигнала через синапс, в случае постоянного нахождения медиатора в синаптической щели, синапс не только не станет “эффективней”, но вообще перестанет работать.

Действие нервнопаралитических ядов сводится к тому, что они блокируют фермент ацетилхолинэстеразу, разрушающий медиатор ацетилхолин. И постоянное нахождение этого медиатора в синаптической щели приводит к параличу поперечнополосатой мускулатуры и скорой смерти.

Другой пример – состояние временной алкогольной амнезии. Вполне вероятно, что амнезия на текущие события происходит от того, что продукты распада алкоголя, имитируя действие какого-то эндогенного медиатора, не успевают выводиться из синаптической щели, и постоянное их нахождение в области синапса прерывает прохождение импульсов через синапс и механизм запоминания. Вероятнее всего, это происходит в гиппокампе, об участии которого в механизме запоминания мы будем говорить в следующих главах.

В рамках предлагаемой схемы никакого “изменения эффективности” синапса не происходит. Все вышеприведенные рассуждения можно отнести к той же ошибке “премудрого синапса”. Повторим: легко усвоить привычку считать, что синапс делает больше, чем это есть в действительности. На наш взгляд было бы и проще, и логичнее предположить, что при каждом акте передачи импульса синапс работает по известному принципу “все или ничего”. В предлагаемой схеме предполагается, что в синапсах разных нейронов количество  медиатора, выбрасываемого в синаптическую щель, может быть различным, но для конкретного нейрона это количество строго определено. Ведь это один из множества факторов, влияющих на величину рефрактерного периода и, соответственно, частоту пропускаемого сигнала.                                                                                                                                           Профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Дэвид Гланзман с сотрудниками провели показательные эксперименты над морскими моллюсками рода Aplysia.  Раз в 20 минут воздействовали на них слабым током,  так, что подопытные животные на него реагировали — сжимались, сокращая мышцы. Через несколько «тренировочных» дней улитки выработали привычку - в ответ на электрическое воздействие сжиматься на 50 секунд. Особи контрольной группы, не привыкшие к ударам током, сохраняли естественную реакцию — их мышцы сокращались всего на одну секунду.

Далее из нервных клеток «дрессированных» улиток ученые извлекли РНК и внедрили ее в нервные клетки сородичей из контрольной группы. При этом, не подвергавшиеся ударам тока улитки начали реагировать на него так, будто над ними производили те же манипуляции, то есть, они стали сокращать мышцы на период до 40 секунд вместо одной секунды. По мнению Гланзмана, это убедительно свидетельствует о том, что память одних улиток — так называемая энграмма – каким-то образом внедрилась в других. Пусть и не полностью.

А это позволило ученому предположить, что за долговременную память, отвечают отнюдь не синапсы, как полагают многие неврологи и нейрофизиологи. То есть, если бы память была локализована в межнейронных связях, то эксперимент не удался бы.

По версии Гланзмана, молекулы РНК принимают участие в изменении структуры нейронов. Но не указывается, что представляют собой эти «изменения структуры».  Другими словами, Дэвид Гланзман признает, что эксперимент показал – синапсы к организации памяти отношения не имеют, но как конкретно реализуется процесс запоминания, Д.Гланзман показать не может.

До публикации результатов экспериментов профессора Гланзмана, в моих статьях: «О некоторых частных феноменах мозга и их механизмах» (2016 г.) и «Память. Хранение информации в мозге, как процесс. Осознание, как один из ряда универсальных сенсорных процессов в мозге. Его механизм» (2018 г.), также выражается сомнение в разделяемой многими исследователями схеме, при которой долговременная память реализована в «межнейронных связях». 

Была предложена модель организации памяти, которая до прямых экспериментов Дэвида Гланзмана могла вызывать сомнения. Теперь же, она может с полным правом участвовать в построении теории мозга, поскольку  отвечает критерию, согласно которому модель можно считать приемлемой, если ею предсказаны особенности мозга, которые изначально были не очевидны.

Следует добавить, что вполне возможна и иная интерпретация результатов экспериментов Дэвида Гланзмана. Однако, сам профессор Гланзман признает, что не может на сегодняшний день интерпретировать результаты своих экспериментов.

В означенных статьях показано, что само хранение информации в мозге представляет собой не какие-то строго зафиксированные элементы или структуры, как то: молекулы РНК или белка,  «проторенные нейронные связи», «нейронные контуры» и тому подобное, но непрерывно и активно протекающий процесс. Показана универсальность физиологических механизмов всех сенсорных систем. Делается предположение, что процесс осознания протекает по тому же механизму. 

На  сегодня это все.

Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности. 

Тем, кто не интересуется политикой или разделяет Западные "ценности", далее лучше не читать.

Информационная война и "теория Сытина - Вайнера".

Используемые термины:  Ложь – Брехня (укр.)                                                                       

На наших телевизионных политических шоу, одно время, часто появлялись два забавных персонажа. Один – это некто Грэг Вайнер. На самом деле, это наш бывший Григорий Винников, кажется, журналистом в США подвизался.  Второй – это Сытин Александр Николаевич - руководит каким-то "Центром политических исследований". Но, по большей части, тусуется на всевозможных телевизионных политических шоу.

Они оба разными словами говорят об одном и том же. Суть их сентенций в следующем: Не имеет никакого значения, к примеру, чем тряс на трибуне ООН Колин Пауэл. Не имеет значения, был ли обнаружен допинг в пробах наших атлетов.  Не имеет никакого значения, оказывали ли, на самом деле, влияние наши хакеры на американские выборы, или участвовали ли наши спецслужбы в отравлении Скрипалей или политического дегенерата Навального.

Более того, всем было очевидно, что никаких спор сибирской язвы в пробирке Колина Пауэла не было, а моча наших спортсменов чиста, как слеза младенца, как чисты и помыслы наших хакеров, и  в России сегодня, в отличии от той же Англии, нет специальных служб, которые специализируются на политических убийствах.

Главное, по мнению Сытина и Вайнера – это то, что американы могут заставить функционеров большинства международных организаций и правительственных чиновников ряда стран, сделать вид, что они верят откровенной брехне и сообразно этому действовать. Разница между Вайнером и Сытиным в этом вопросе состоит в том, что по Сытину американы могут позволять себе откровенно брехать, а по Вайнеру – они просто обязаны это делать, поскольку США самое мощное и самое демократическое государство и имеет право использовать любые средства. 

В этом, по мнению Вайнера и Сытина, и заключаются бóльшие возможности американов, проводить свою политику, которых у России нет. Более того, их у нас и быть не может, поскольку российский менталитет не позволяет нам опускаться в международных отношениях до подлости, мерзости, низости, гнусности (эпитеты, характеризующие  западных функционеров всех рангов и их СМИ, можно продолжать до бесконечности). Мы не можем отвечать шантажом на шантаж, подлостью на подлость и т.д. Здесь мы всегда будем слабее, если не сказать, что просто беззащитны.

«А что же вы хотите, – рассуждают Сытин и Вайнер, – это информационная война». Надо заметить, что в войне этой могут использоваться два вида оружия: один из них на 100% используют западники – это беспросветная и беспробудная брехня, что и вытекает из теории Сытина – Вайнера. Спросите у молодого американа, что он знает о второй мировой войне. Он вам ответит, что Америка воевала с Россией и Германией, и Америка победила. И первый космонавт был американец, и первая женщина в космосе – американка. А, атомные бомбардировки Японии осуществлял СССР. И бомбы с обедненным ураном сбрасывали на Югославию исключительно из гуманитарных соображений. И в Сирии победу над игил одержала исключительно Америка.  И так – во всем. Словом, чтобы из американа воспитать, нет-нет, не патриота, а просто лояльного члена популяции, ему от колыбели и до пенсии беспросветно брешут.

Забавные вещи происходят сейчас в американском медиапространстве. Их телеведущие и журналисты очень осторожно (кабы чего не вышло) начинают намекать, что пора бы, прекратить лить из всех СМИ всю ту брехню, которую они продуцировали на протяжении выборной компании. Отказаться от призывов к «спасению Америки и американцев» от трампистов и «защите общественной нравственности» от «внутренних врагов», которые «раскачивают ситуацию». Пора отказаться от «добровольной цензуры» и, в их терминологии, «вернуться к нормальности». То есть, прекратить продуцировать брехню. Как видим, искусство брехать американская журналистская шелуха оттачивает на своих соотечественниках.

А вот, что касается, так называемых, IT – гигантов, то их и после «безоговорочной победы» Байдена сомнения не гложат, и они продолжают, с подчеркнутым рвением, блокировать аккаунт и самого Трампа, и несколько сотен аккаунтов его сторонников. Трижды за пять месяцев владельцев всех соцсетей вызывали в Конгресс, где, видимо, отшлепали их по виртуальным задницам, и, чтобы не получить по реальным, они с готовностью включились в вой и визг байденлогов. А, украинские бандерлоги сходу скопировали американских.

Теперь, о другом виде оружия – его мы и используем – это говорить правду, что закономерно приводит нас к поражению, по версии Сытина – Вайнера.  И, все же, мы  убеждены, что сила – в правде. А, стало быть, брехня – это признак слабости. И, поскольку наглосаксы брешут всегда, во всем и по любому случаю, значит не так уж они сильны.

И все больше и больше народов понимают, что англосаксы их в любую минуту и предадут, и продадут, и кинут, и подставят, кого-то раньше, кого-то позже, но непременно. Достаточно вспомнить таких абсолютно проамерикански настроенных правителей, как Норьега, Хуссейн, Каддафи – их судьба всем известна. 

В последнее время международные контакты России показывают постоянно растущее доверие к нам со стороны даже союзников англосаксов по НАТО в экономической, политической и даже военной сферах. А после публичного признания Владимира Путина в том, что американы его примитивно обманули по Украине в 2014 г, стало ясно, что он не верит ни единому их слову. И американы это знают. И мы знаем, что они это знают. И это, к сожалению, исходная позиция сторон на любых переговорах.

В следующей главе мы будем выяснять, что же это за нейроны - "нейроны памяти", и как может происходить процесс запоминания.

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики.

Те же, кто пожелает высказаться по второй части этой главы, в выражениях могут не стесняться.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение