• Ср. Фев 21st, 2024

Что такое мысль с точки зрения физики. Глава 5. Импринтинг у животных.

Автор:Юрий Синий

Ноя 4, 2023

Явление импринтинга присуще не только человеку, другим млекопитающим и птицам, но и животным ниже их по организации, в том числе и насекомым. С феноменом импринтинга тесно связана способность к подражанию. А, это значит, что оба эти процесса не только имеют схожий, если не один нейрофизиологический механизм, но и сам механизм этот должен быть прост.

“В каждом помете щенков легко можно наблюдать, с какой быстротой импринтируется Высший Щенок и Низший Щенок. Высший ест больше, вырастает крупнее и остается Высшим Щенком на всю жизнь. Низший же всегда остается покорным и робким. Даже самое беглое знакомство с любым человеческим обществом заставляет думать,  что роли Высшего и Низшего Щенков импринтируются у большинства людей столь же механически, как и у собак. Разумеется, импринтируются и промежуточные роли – так возникает иерархия”.
Роберт Антон Уилсон

В известном телевизионном шоу ”Невероятная коллекция мистера Рипли” есть такие сюжеты: В одном – человек плавает в бассейне в обнимку с крокодилом. В другом – баран резвится вместе со сворой охотничьих собак, в третьем – комнатная собачонка собирает по всему дому телефонные трубки и мобильные телефоны и обращается с ними как со своими щенками, а если телефон зазвонит, собачонка очень тревожится, принимая звонок за писк своего воображаемого детеныша.

У крокодилов нет естественных врагов. И если на суше крокодила от его добычи еще могут отогнать несколько, скажем, львов, то в воде этот опасный хищник непобедим, и нападает рефлекторно. Человек, который плавал с ним в бассейне, как сказано в сюжете, спас это животное от гибели в раннем возрасте, и теперь уже взрослый крокодил не трогает его даже в воде.

Понятно, что отнести этот феномен к выражению благодарности крокодила к своему спасителю можно лишь при очень богатом воображении. Крокодил просто принимает этого человека за своего сородича.

Для того, чтобы охотничьи собаки не нападали на овец, которые воспринимают их как добычу, фермер к щенкам таких собак подсадил ягненка. Так они и выросли вместе. Результат оказался довольно забавным. Взрослый баран сломя голову носится со стаей охотничьих собак, прыгает с ними через препятствия, катается на спине, кусается, словом, ведет себя как настоящий пес.

У собачки, показанной в сюжете «коллекции мистера Рипли», была ложная беременность. Когда симптомы исчезли, животное, к удивлению хозяев, стало заботиться о телефонных трубках, как о своих щенках.

Животные по организации ниже птиц и млекопитающих не поддаются дрессировке. Однако, некоторые из восточных правителей, по сведениям историков, для своей охраны использовали ядовитых змей, которые во время сна “хозяина” располагались у него в ногах, и, не трогая последнего, нападали на всякого, кто к нему приближался. Ситуация, сходная с «дружбой» с крокодилом.

Описан случай, когда водитель автомобиля сбил самку жирафа, которая только что родила детеныша. И этот детеныш воспринял джип как свою мать, всюду следуя за ним.

“В специальных экспериментах, – пишет Владимир Антонов в книге “Как познается Бог”, – я выращивал самцов собак до, примерно, двух лет. Выращивал так, что они никогда в жизни других собак не видели: я их вскармливал искусственно, отняв от матерей, еще до того, как у них открылись глаза; потом они росли в изолированных клетках и общались только с людьми.

Их отношение к людям было прекрасным. Но когда я их впервые сводил с другими собаками (очень даже дружелюбно к ним настроенным) – их ужас при виде этих “чудовищ” был чрезвычайным: они падали на спину и застывали в каталептических позах. Они так могли лежать в оцепенении и “запредельном торможении” хоть час и дольше. И лишь мое ласковое вмешательство постепенно возвращало их в нормальное состояние”. То есть, такая собака не воспринимает своих сородичей, как самое себя (напомню, в этом биологический смысл видовой аутоидентификации).

Ставшие классическими опыты с утятами показывают, что они запоминают первый движущийся объект, который видят после того, как вылупились из яйца и начали ходить (обычно – это первые 16 часов жизни), и начинают всюду следовать за ним. Движущийся объект – это, как правило, их мать, хотя в специальных экспериментах можно приучить утят следовать за мячом, механической игрушкой или даже самим экспериментатором.

Примером могут служить известные фотографии лауреата нобелевской премии, впервые описавшего явление импринтинга, Конрада Лоренца с утятами.                                                                           Конрад Лоренц был участником Сталинградской битвы, естественно, на стороне армии Вермахта. (Он был врачом в госпитале). К счастью, был  пленен, а не погиб. Прошел через советский плен, был депортирован и впоследствии стал нобелевским лауреатом. Кстати, одно из своих наиболее важных открытий Лоренц сделал в лагере для военнопленных в Армении. Свои мысли Лоренц записывал на бумаге от мешков из-под цемента гвоздем, смоченным в растворе марганцовки. Австрийского «профессора» уважало и лагерное начальство. При депортации в 1948 г. он попросил разрешения забрать свою «рукопись». Офицер госбезопасности, от которого это зависело, даже предоставил ему пишущую машинку с латинским шрифтом, чтобы Лоренц перепечатал свою работу. Эти записи вошли в главную книгу Конрада Лоренца «Оборотная сторона зеркала». 

У Владилена Кипяткова («Поведение общественных насекомых») читаем: «Хорошо известно, что муравьи запоминают запах окружающих их рабочих и царицы в первые дни после выхода из куколок, а может быть даже на стадии личинки. Оказывается, что и запах расплода своего вида они узнают именно в это время.

Когда вышедших из куколок обыкновенных лесных муравьев итальянский энтомолог Ф. Ле Моли содержал первые две недели вместе с куколками своего вида, то они в дальнейшем хорошо их узнавали и ухаживали за ними, а куколок других видов поедали. Если же они проводили это время вместе с куколками волосистого лесного муравья, то потом считали своим его расплод, а куколок своего вида пожирали.

Выяснилось, что импринтинг не только влияет на способность узнавать расплод, но и участвует в формировании стремления заботиться о потомстве. Если рабочих обыкновенного лесного муравья первые три недели их жизни содержать без расплода, то в дальнейшем они вообще перестанут заботиться о куколках, бросив их на произвол судьбы”. Существует ряд видов, так называемых, муравьев-рабовладельцев. Они совершают регулярные набеги на муравьев других видов, уничтожают взрослых особей и уносят к себе куколок.

Когда из этих куколок появляются рабочие, они становятся «рабами» в гнезде своих похитителей – кормят личинок, заботятся о царице, строят гнездо и добывают пищу точно так же, как делали бы это в материнском  гнезде. И отношения их с хозяевами самые дружелюбные. Чем не муравьи-маугли?

Молодые рабочие, появляющиеся из похищенных «рабовладельцами» куколок проявляют во всех отношениях видоспецифическое поведение. Поэтому гнезда, например, муравья-амазонки могут быть сооружены по-разному, в зависимости от того, какой вид находится на положении рабов. Бурый лесной, прыткий или песчаный муравей строят в строгом соответствии со стандартами своего вида, хотя ни один из рабочих не мог видеть, как выглядит материнское гнездо, из которого он был похищен в виде куколки.

С другой стороны, муравьи-рабы, живущие, например, в гнезде кровавого муравья-рабовладельца ничему не научаются от своих хозяев, т.е. не заимствуют какие-либо черты поведения иного вида. Другими словами, умение строить гнезда, ухаживать за расплодом и т.д. – это рефлексы и инстинкты, на которые накладываются импринты, например, способность узнавать расплод.

Так же как молодые самки муравья-амазонки при организации нового гнезда путем социального паразитизма предпочитают проникать в гнезда того вида, который содержался в их родном гнезде в качестве «рабов». Видимо они импринтируют запах «рабов» и ориентируются на него в своих поисках».

Муравьи в муравейнике выполняют десятки функций: устраивают комнаты, прокапывают туннели, проводят дороги, стерегут свой дом, запасают пищу, выкармливают личинок, заботятся о своих «домашних животных», «культивируют» грибы, выносят мусор и своих погибших сородичей, заботятся о царице, обрабатывают принесенную пищу и воду,  разведчики посылают фуражиров за добычей и т.д.

Однако, если внимательно понаблюдать за поведением отдельных муравьев за длительный период, легко убедиться в том, что более половины, а то и двух третей всего времени насекомые бродят без видимой цели по гнезду. Такие «прогулки» Мартин Линдауэр назвал «патрулированием». И это не праздное блуждание, но поиски работы.

Из нескольких десятков возможных действий, каждая особь импринтирует лишь одну или несколько функций. И целью патрулирования является поиск именно «своей» работы. За «чужую» работу, то есть за действия, которые он не импринтировал муравей не возьмется.

Таким образом, несколько утрируя, можно сказать, что ганглии насекомых всей колонии в совокупности образуют как бы единый мозг. И сегодня находятся исследователи, которые эту метафору распространяют на человеческое сообщество, пытаясь из сознания множества индивидуумов вывести некое «метасознание», что, с нашей точки зрения, вовсе не является крамольным. В дальнейшем мы обсудим и эту проблему, и проблему искусственного интеллекта на основе объединения (взаимодействия) большого количества отдельных технических устройств.                                                       

Итак, мозг насекомых –  его и мозгом-то назвать нельзя, так, скопление нервных клеток, или ганглий – так же, как мозг высших животных способен импринтировать, или запечатлевать поведение  других особей вида.  

А тот факт, что этот феномен – импринтинг – имеет место, как у муравьев, так и у человека, говорит о том, что нейрофизиологический механизм импринтинга какой-то очень простой. А поскольку, импринтинг тесно связан с механизмом имитации действий, или подражанием, то и механизм подражания должен быть простым. 

Можно сказать, что исследователь, который разгадает механизм подражания, может смело утверждать, что он угадал принципы работы мозга. 

Джакомо Ризолатти, обнаруживший, так называемые, «зеркальные нейроны», которые, по мнению ряда исследователей, якобы, непосредственно управляют процессом подражания, пока на это претендовать не может. Но, об этом мы поговорим позже.    

Имеют место и сомнительные, с нашей точки зрения, утверждения. Так, академик Константин Судаков, ссылаясь на экспериментальные данные Р.С.Рижинашвили, приводит в качестве примера новорожденных цыплят, которых «обучали следовать, вместо курицы, за синим или красным шаром. Затем приготовляли из их мозга экстракт и вводили другим цыплятам. И те из них, кто получал экстракт от «потомков» красного шара, начинали бегать за ним, игнорируя синий, и наоборот…». Хочется предложить тем, кто цитирует в этом вопросе К.В.Судакова, предварительно повторить сомнительные опыты Р.С.Рижинашвили. А то, ведь кое-кто может решить, что воздействуя на нормальных людей вытяжкой из мозгов нацистов или либералов можно сделать из них своих сторонников.

В науке, как я уже писал, в деле определений царит, в некоторой степени, хаос. Вот, и в определении понятия «импринтинг» вы найдете разные формулировки. В последующих статьях мы начнем говорить о феномене памяти. И, по ряду причин, мне придется давать свое определение этому понятию, поскольку никакого канонического, или конвенционального определения «памяти» не существует.

                                               *  *  *

Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности.

                                               *  *  *

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики. 

Автор: Юрий Синий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *