• Вс. Июл 21st, 2024

Что такое мысль с точки зрения физики. Глава 23. Так, что же делает гиппокамп в мозге?

Автор:Юрий Синий

Ноя 19, 2023

Оглавление здесь

Нейрофизиологи традиционно делят память на кратковременную и долговременную. Причем, считается, что сначала информация поступает в кратковременную память, где она либо просто временно хранится, либо с ней происходят некие преобразования, и лишь затем какая-то часть этой информации передается на долговременное хранение. В рамках предлагаемой модели, эта схема представляется неадекватной.

Ранее, мы обсуждали, в чем отличие процесса извлечения события из памяти от процесса узнавания. Указали, что это разные нейрофизиологические процессы. К понятию «узнавание» очень близко понятие «напоминание». Вы можете годами и десятилетиями не вспоминать то или иное событие из своей жизни, и вдруг, какой-то, совершенно незначительный эпизод, заставляет вас вспомнить, очень отчетливо, целый пласт событий из прошлого. Причем, подобные эпизоды вы переживали уже неоднократно, но эти события всплыли в вашей памяти только сейчас, в некоей конкретной ситуации.

Когда в одних источниках читаешь, что Генри Молисон (пациент, которому частично удалили некоторые участки мозга, включая оба гиппокампа)  не помнил событий из своей жизни, произошедших за «два-три» года до операции, в других источниках, что он ничего не помнил уже за «одиннадцать-двенадцать» лет до операции, то начинаешь сомневаться в достоверности этих сведений. Давайте предположим, что большие пласты информации не могли быть извлечены из памяти Генри, просто потому, что из-за разрушенного гиппокампа и его проводящих путей, в хранилище долговременной памяти, к гранулярным нейронам фронтальной коры, вместе с новой информацией не  проникало и то, что могло о чем-то напомнить.

Теперь, еще немного порассуждаем  о кратковременной памяти. Некоторые исследователи считают, что новая информация предварительно хранится в гиппокампе и лишь затем передается в долговременную память.  Если вам приходилось, например, в пылу спора произнести откровенную глупость на публике или невольно совершить прилюдно какое-нибудь непотребное действо, то вы знаете, что это запоминается мгновенно и навсегда, и заставляет вас внутренне краснеть всю оставшуюся жизнь. Кроме того, известно множество людей с феноменальной способностью запоминать очень большие объемы информации сразу и надолго.

А то, что создается впечатление, будто прежде, чем попасть в долговременную память, информация попадает в кратковременную – это не более, чем иллюзия.  И, за кратковременную память мы принимаем “узнавание”, механизм которого нам предстоит выяснять.

Давайте сравним результаты наблюдений над пациентом с разрушенными гиппокампами с описанием состояния человека при временной алкогольной амнезии, то есть состояния, при котором, после чрезмерного употребления алкоголя, индивид не помнит, что с ним происходило. Вот описание такого случая со слов одного предпринимателя. Им были запланированы несколько встреч и телефонных переговоров. Однако, обстоятельства обязали его проводить друзей, которые неожиданно улетали на длительный срок. У нас, как известно, проводы друзей не только проводы (вспомним фильм «Ирония судьбы или с легким паром»).

На следующее утро его удивил телефонный звонок. Его партнер спрашивал: все ли вчерашние договоренности в силе? Наш «герой», как оказалось, не отменил встречи, и принял участие в них и телефонных переговорах, не помня при этом ни о фактах встреч, ни о результатах переговоров. На свой вопрос, как он выглядел? Получал ответы, что все в порядке, что он извинился, пояснил причину, что его поняли, что он был в норме, и все договоренности в силе… Правда, ему пришлось призвать всю свою фантазию, чтобы выяснить, о чем же договорились и не вызвать подозрений о полной амнезии.

То есть, у пациента с разрушенными гиппокампами и человека в состоянии временной алкогольной амнезии практически одинаково нарушено поступление  информации в долговременную память. В главе «Современные представления о механизмах памяти и эксперименты профессора Дэвида Гланзмана», мы показали, что постоянное присутствие медиатора в синаптической щели, блокирует функцию синапса по передаче сигнала. Алкоголь или продукты его распада могут имитировать действие медиатора в гиппокампе, а недостаточно быстрая утилизация этого продукта (по сравнению с его потреблением) приводит к невозможности передачи информации в зону фронтальной коры к слою гранулярных нейронов – «нейронам памяти». Особенно показательным выглядит феномен «узнавания», когда индивид, будучи в высокой степени опьянения, находит дорогу к дому, не понимая впоследствии, как он добрался.  

 Далее напомним, что при двустороннем разрушении первичной зрительной коры (поле 17), как собаки, так и человек слепнут, и зрение не восстанавливается. И тот факт, что при двустороннем разрушении гиппокампов,  пациент  потерял возможность фиксации новых события в памяти, говорит о том, что гиппокампы в структурах мозга, отвечающих за запоминание, играют ту же роль, что и первичные зрительные зоны для зрительного анализатора, то есть, прерываются пути передачи сигнала. С той разницей, что в случае с гиппокампом, прерывается передача сигналов всех модальностей.

Все анатомически различимые нейронные структуры мозга являются пунктами передачи информации. Но эти «пункты» – подкорковые структуры (ядра) или структуры коры не могут быть просто пунктами коммутации, или переключения, иначе это были бы лишние образования. В этих нейронных структурах должно происходить что-то еще.

В главе «Механизм движений. Часть 1.» было показано, что команда сокращаться  каждой мышечной единице (то есть мышце или группе мышц, иннервируемой одним мотонейроном) поступает постоянно (каждую четверть секунды). Но, эта команда блокируется сигналами от другого нейрона (антагониста). И, чтобы произошло сокращение мышцы, необходим еще один сигнал, либо от рецепторов, либо из высших отделов мозга, который отключает блокирующий сигнал «нейрона-антагониста».

Но, таких сигналов, которые отключают блокирующий сигнал, могут быть (как правило) не один, а два, скажем, от зрительной системы и от слуховой. И, отключают они этот блокирующий сигнал посредством одной (любой) из двух синапс-синаптических передач. Эти два синапс-синаптических контакта должны находиться в двух анатомически разных структурах (ядрах). То есть, мы получаем, в этом случае, аналог логического «ИЛИ». (Рисунок 1). Другими словами, мы можем либо увидеть приближающийся автомобиль, либо услышать его, чтобы блокирующий сигнал был отключен, и прошли спонтанно и постоянно подаваемые сигналы на мышцы. Такая схема – повторим это – позволяет мозгу работать в ждущем режиме.

Рисунок 1.  1 – спонтанно и постоянно импульсирующий нейрон моторной коры. 2  – нейрон-антагонист, блокирующий сигнал от нейрона коры. Загрузить изображение

Могут ли на нейрон-антагонист, который блокирует эффекторный  нейрон, воздействовать не два, а более отключающих его сигналов? В нашей схеме – нет. Во-первых, наш Мир дихотомичен. (Мы это покажем, в свое время, на примере «золотого сечения» или «золотой пропорции»). Во-вторых, с точки зрения Эволюции, это не рационально. Гораздо эффективней, когда одна эффекторная реакция запускается при блокировке нейрона-антагониста сигналами, скажем, от зрительного или слухового анализатора, а рядом находится нейрон, запускающий эффекторную реакцию при блокировке  нейрона-антагониста сигналами либо от слухового, либо от тактильного анализатора и т.д.

То же самое происходит и в сенсорной системе. Покажем, что может происходить в гиппокампе. Именно здесь найдены нейроны, которые меняли свою активность только при предъявлении спаренных стимулов. То есть, согласно предлагаемой схеме, сигнал, который передает нейрон гиппокампа во фронтальную кору к нейронам памяти – гранулярам, блокируется сигналами от двух нейронов-антагонистов, посредством двух синапс-синаптических передач. И, эти два синапс-синаптических контакта должны находиться в анатомически разных структурах гиппокампа. А, чтобы сигнал прошел во фронтальную кору, необходимы два сигнала разных модальностей, которые отключат блокирующие сигналы. То есть, в этом случае, мы имеем аналог логического «И». (Рисунок 2).

Так же, как в случае с логическим «ИЛИ», восходящие сигналы к нейронам коры от нейронов гиппокампа могут блокироваться сигналами не более чем от двух нейронов-антагонистов. И эти два нейрона-антагониста отключаются набором двух разных  стимулов.

 Рисунок 2. 1 – нейрон, передающий информацию в кору мозга. 2 – нейроны-антагонисты, блокирующие передачу сигнала. 3 – нейрон, фиксирующий результат взаимодействия спаренных стимулов. Загрузить изображение

Академик И.С.Бериташвили в монографии «Память позвоночных животных, ее характеристика и происхождение» пишет: «Наши опыты на кошках показали, что двустороннее повреждение гиппокампа нарушает условно рефлекторную деятельность». Но, условные рефлексы как раз и обеспечиваются спаренными стимулами. На главной картинке показаны условные рефлексы у человека. В дальнейшем, мы покажем, что основную роль в реализации всех феноменов мозга играет взаимодействие разных наборов спаренных стимулов.

Таким образом, в предлагаемой версии, главной функцией гиппокампа является передача «в хранилище долговременной памяти» – фронтальную кору – результата взаимодействия самых разных наборов спаренных стимулов.

Некоторые авторы предполагают, что гиппокамп может играть роль фильтра, который отфильтровывает информацию, уже зафиксированную в памяти. Интересная идея! Но, об этом поговорим в другой раз. Предварительно отметим, что, в рамках предлагаемой схемы, гиппокамп и ряд других структур мозга обеспечивают узнавание наблюдаемых объектов, которое мы отделяем от памяти, в соответствии с принятым определением понятия “память”.

* * *

Все главы рубрики «Введение в теорию мозга» можно читать вне общего контекста. Но, для лучшего понимания организации мозга, желательно читать их в пронумерованной номерами глав последовательности.

* * *

Если Вы не специалист в этой области, а просто любознательный человек, то, в случае не ясного для Вас изложения материала, задавайте вопросы.  От специалистов жду возражений, уточнений, опровержений и другой конструктивной критики.

* * *

Что происходит с режимами, управляемыми из Вашингтона.

Одессит Игорь Немодрук в 2015 году вынужден был уехать из родного города в Донецк, так как ему – участнику Куликова поля – угрожала серьезная опасность со стороны Службы безопасности Украины. Приехав на Донбасс, он пошел воевать в ополчение и сейчас продолжает службу в рядах Народной милиции ДНР. “Буду воевать, пока не вернемся в Одессу”, – признался он в разговоре с корреспондентом “РГ”.

Игорь Немодрук.

Что сегодня происходит со всеми управляемыми из Вашингтона режимами? Даже в относительно благополучных и внешне нормальных Германии, Японии, ЕС в целом, и там проступают явные признаки деградации политических элит. И, причина лежит на поверхности, и носит она системный, даже фундаментальный характер.

Соединённые Штаты Америки —  страна-хищник, страна-паразит. Она при своём становлении, для освобождения территории под себя, уничтожила цивилизацию, тысячелетиями жившую на этом материке и все последующие годы вела хищнические войны. С начала XX века США свыше 40 раз применяли свои войска на территории других государств — всего американскому военному вмешательству подверглись 23 страны.

Но на каком-то этапе американские стратеги поняли, что прямое военное вмешательство — вещь довольно дорогая и несущая множество издержек. Гораздо проще достигать своих целей с помощью государственных переворотов. И вот, начиная с 2000-х годов, по планете прокатилась волна «цветных революций», которая привела к смене власти в Югославии, Грузии, Украине, Киргизии, а также во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки. А там, где американцам удались перевороты, им надо было посадить своих ставленников.

Причём ставленники должны быть из местных, чтобы была сохранена «картинка демократии и свободы». И эти местные должны блюсти в первую очередь интересы своих заокеанских хозяев. А уж, интересы своего государства и своего народа в этом случае отходят даже не на второй, а на третий, четвёртый план, а часто не учитываются вовсе.

А, если интересы своего государства вступают в конфликт с интересами государства-хозяина, тем хуже для интересов Родины. Понятно, что  на различные должности в таких государствах, от самых первых лиц до более низких уровней, могут пойти только негодяи всех мастей. А, на низовом, уличном уровне такие режимы опираются на оголтелый национализм, перерастающий в нацизм, либо на исламский фундаментализм, либо на ещё какой-нибудь «-изм».

И если с «улицей» работает простой обман, то с элитами это всегда сделка – сделка по продаже ими своей Родины. И они идут на эту сделку, прекрасно осознавая свое предательство и прикрываясь красивой риторикой «за всё хорошее, против всего плохого». Взамен им предоставляется возможность бесконтрольно воровать. Передав свою Родину на разграбление, они имеют возможность подбирать объедки после главного хищника. Вот отсюда и растут корни этой самой деградации.

Это и не деградация даже, ибо деградация подразумевает под собой снижение качества, спуск с высоких вершин вниз. А тут изначально отбираются (благо, у американцев большой опыт спецслужб, Госдепа и различных фондов по такому отбору) кадры с низменными установками, готовые продать свою страну за личные блага. К ним внимательно присматриваются, отбирают, формируют скамейку запасных, отсеивая нормальных. Поощряют их различными грантами, участием во всевозможных программах всяческих фондов, помощью в карьерном росте.

 А в час «Х» дают команду. С их помощью делается цветная революция. А после государственного переворота, как-то так оказывается, что новый государственный аппарат, как больной организм, поражённый метастазами, сплошь состоит из этих людишек. Внешне они вполне благопристойны, одеты в дорогие костюмы, грамотно говорят правильные слова, часто даже на нескольких языках, ведь обучали многих ТАМ.  А под костюмами гниль. Такие не будут, вгрызаясь зубами, самоотверженно держать условный Дом Павлова. Сожрать соперника в конкурентной борьбе — это да, это их. А пойти на простое пожертвование ради кого-то или чего-то, не связанного со своими личными интересами, не говоря уже о самопожертвовании, это для них нонсенс, насмешка над всей их системой ценностей.

И держит их вместе в какой-то более-менее устойчивой системе только лишь воля и ресурсы их хозяина. И ещё немного их совокупные интересы по обеспечению бесперебойного пожирания своей (или уже не своей?) Родины.

Вот в Афгане — пропала воля американского хозяина, посыпалось государство. Это же ждёт и Украину, тут только вопрос времени. А времени у Америки остаётся всё меньше и меньше.

В украинском варианте режим состоит из тех же двух слоёв — правящая элита и уличные «патриоты». Элита, как сказано выше, прекрасно понимает правила игры и сознательно и скрупулёзно их соблюдает. Второй слой — это улица. Это «племя младое» с незамутнённым сознанием — полезные идиоты, пушечное мясо и расходный материал и одновременно пугало для элиты. Вместе, это украинский национализм, плавно переходящий в нацизм, в основе которого антирусскость. Этим хорошо все, что плохо России. Вариант «плохо и Украине» во внимание не берётся. Как говорил один выходец из Западной Украины, но люто ненавидящий бандеровцев: – «Западенец свою хату подожжёт, только чтоб у соседа забор сгорел». Вот и зажгли американцы руками этих «западенцев» их же хату. А поскольку, российский забор не загорается, то это территориальное недоразумение становится все менее и менее привлекательным для американцев. И, по всем признакам, они уже усиленно ищут, на кого бы это недоразумение спихнуть.

P.S. Остается добавить, что при деградации верхушки, не может не загнивать все общество. Пример тому – Россия, где мы уже долгие годы не можем выковырять всю ту гниль, которая завелась, когда в страну впустили «цивилизованный Запад».

Loading

Автор: Юрий Синий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *